Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Онлайн покупка

buyticket
«Пушкинская карта»: как и где оформить, кому положена...
pushkincard

Культура для школьн.

kulturadljashkol

Режим работы

ПНвыходной день.
ВТ-ПТ с 830 до 1700.
СБ-ВС с 830 до 1500.

Яндекс.Метрика

Масленица у горных мари (Козьмодемьянский уезд XIX в.)

Масленица – старинный народный праздник. По сути, это прощание с зимой и торжественная встреча красавицы-весны.

Катание на лошадях на Масленицу у горных мари ведутся с незапамятных времен. В последнее воскресенье перед сырной неделей горные марийцы со всего Козьмодемьянского уезда в XIX в. собирались на трех пунктах: в селениях Чермышеве-Еласове, Кузнецове и Малом Сундыре и здесь общим катаньем встречали Масленицу.

1
Страница газеты «Казанские губернские ведомости» от 15 июля 1857 г. (№28) со статьей С.М. Михайлова «Масленица у горных черемис Казанской губернии».

 

По свидетельству С.М. Михайлова, в 1857 г. «в воскресенье, 10 числа февраля, то есть самый день заговенья (прим. - у верующих: последний день перед постом, когда разрешается есть скоромное), тащась разными захолустьями чрез горы и долы на одной маленькой, но быстрой черемисской лошадке, я направил путь свой прямо на село Малый Сундырь (прим. - Малый Сундырь, ликвидированное в 1980 году село в Горномарийском районе Республики Марий Эл, входило в состав Виловатовского сельского поселения), к цели моего путешествия.

2
Старинное марийское село Малый Сундырь, ликвидированное в 1980 г. из-за строительства Чебоксарской ГЭС, располагалось на левом берегу р. Малая Сундырка в низине у подошвы высокой Сторожевой (Сундырской) горы (марийские названия - Аламнер и Оролы кырык).

Дорогою частенько мне попадались молодые черемисы, ехавшие в гости к родственникам с хорошенькими своими женами, разряженными как маков цвет. Они одеты были в зеленые тонкого сукна кафтанчики, подпоясанные широкими шелковыми вязаными поясами с серебряными наконечниками. Грудь украшалась блестящими серебряными широкими шалкамами (прим. – здесь имеется в виду женское украшение горных мари «почкама»), унизанными кругом бисером и шелегами (прим. - шелег, шеляг - неходячая монетка, бляшка на монисто), вместо фартуков подвязаны были широкие ярких цветов шелковые платки, на головах маленькие плисовые и полубархатные, красные и зеленые шапки очень красивого фасона, с крымскими или мерлушчатыми (прим. - шкура новорожденного ягненка) околышами, убранные по верху лентами. На шее висело множество серебряных и оловянных крестов, выпущенных наружу в виде ожерелья, также цепочек и разных лент.

3
Чаломкинская цепочка, экспонат из коллекции Этнографического музея под открытым небом им. В.И. Романова.

Мужья их, одетые в белые кафтаны или дубленые полушубки с разными вычурными нашивками и в шапках набекрень, сидели рядом с женами и бодро правили своим конем, запряженным в раскрашенные легонькие санки, вроде городовых. Упряжь на лошадях была прекрасная, с медным набором и бубенчиками, дуги раскрашенные и высокие.

В таком убранстве горный Черемисин гордо, с какою-то важностью смотрел на встречного человека в русской одежде; но я, поникнув долу, думал только о том, как бы скорее увидать лицом к лицу черемисскую масленую масленицу, которую они величают по-своему юу-арня, то есть «масляная неделя». Вот, наконец, я прибыл в село Малый Сундырь. Здесь на пространной площади раскинуты были уже палатки с пряниками, орехами, конфетами и другими лакомствами, которыми торговали сами горные черемисы, потому что между ними есть даже и пряничные мастера, которые умеют хорошо приготовлять пряники, расписывая их на манер кондитерских.

При моем прибытии народу около палаток было еще немного, и съезд едва только начинался; но спустя часа два, черемисская масленица была уже во всем блеске. На площади народ разделялся на две части: по правую сторону, около палаток, толпились мужчины, вместе с некоторыми русскими, в числе коих находился и пишущий сии незамысловатые строки под именем поверенного питейного откупа: ибо я знал, что таковую предусмотрительность при инородческих празднествах должно иметь всякому, и этнографу и не этнографу, в предупреждение могущих быть неожиданных неприятностей от разгульного и неразгульного народа.

По левую сторону, в параллель мужчинам, длинною густою вереницею стоял, точно в шеренге, нежный пол горных черемис-девиц, с прелестными лоснящимися локонами, разряженные во все свои убранства. Не берусь описывать, какая цветущая красота сияла в этих личиках и с какой самодовольной улыбкой устремлены были их взоры на своих возлюбленных. Посредине, между сими двумя шеренгами, катались черемисские парни на щегольских своих санках, запряженных, большею частию, парою; на лошадях упряжь была превосходная, и видно было, что всякий старался превзойти в этом других. Сами они были в кафтанах синих суконных или желтых верблюжьих и в дубленых щегольских полушубках. Катаясь под устремленными на них девственными взорами, они пели свои песни.

4
Первые сани, экспонаты из коллекции Этнографического музея под открытым небом им. В.И. Романова. Фото 1982 года.

Катающиеся парни, между своими песнопениями, нередко обращались к многочисленной толпе девиц и просили их принять участие в их гуляньи, предлагая им свои санки. Некоторые из девиц тотчас садились на санки, и тогда молодцы, уступив свои места девушкам, садились на козлы или становились на ноги и правили лошадьми, покрикивая «дита!» А чтобы иметь доступ к сердцам девиц, они дарили их сахарными и одномедными (прим. - пряники без патоки под названием одномедные, то есть на одном меду, что составляло величайшую роскошь) расписанными пряниками, выкидывая свою молодецкую удаль разными каламбурами и остротами и порождая в толпе народа громкий хохот. Таким образом, катались они до самой ночи, не затевая никаких ссор.

Наконец, в домах появились огни, и катанье кончилось. Тогда весь черемисский люд, встретивши масленицу на таком широком каталище, стал разъезжаться по своим деревенькам, с песнями, под звоном бубенчиков, а другие остались докатываться в питейном...»

Народные гуляния продолжались в течение всей недели. По свидетельству С.М. Михайлова, «молодежь каталась на лошадях, на салазках и даже на дровнях (прим. – крестьянские сани без кузова, запрягались лошадью, использовались как средство для перевозки дров, леса и других грузов, иногда людей), на которые садилось по нескольку человек парней и девок. Скатившись с предлинной натуральной горы, парни толкали девок в снег или бросались им, и все это происходило у них весело, со смехом и хохотом. На гору тащили дровни по очереди, запрягаясь по два и по три человека...

На третий день я поехал за черемисскою Масленицей по горячим следам, чтобы посмотреть, как встречают ее черемисы в своих деревнях, домашним образом. Прибыв к одному хорошо знакомому черемисину, я застал самого его на кутнике (прим. - широкая лавка в избе, расположенная от двери до угла против печи), а жену на печи. На лавках сидели девушки за пряжею и пели песни. Хозяин, увидавши, что в избу его лезет знакомый человек и приятель, тотчас вскочил, как встрепанный, и приказал бойкой своей Анне подавать на стол кушанья, по поговорке: «Что в печи, все на стол мечи». Хозяйка наставила гостю всякой всячины: и пирогов с рыбою, и пшенной масленой каши, и блинов, и нарезала несколько кусков севрюги. Сам хозяин между тем распорядился поставить самовар, и через несколько минут мы уже пили с ним чай. В избе моего приятеля было опрятно, пол вымыт и вместо ковров устлано соломкою… Немного погодя явился и виртуоз-гуслист, который начал играть русскую «барыню». Черемисы принялись за пляс - и пошел пир горой!».

5
Гусли, экспонат из коллекции Этнографического музея под открытым небом им. В.И. Романова.

В своей статье Риттиха А.Ф. 1870 года описывается необычный обряд, проводимый горными марийцами на Масленицу: «В воскресенье на шестой неделе совершается обряд над солью, которая служит целебным средством во время болезни людей и скота. Соль эту кладут кучкою, потом сквозь щель рябинового прута, дуют и плюют в нее и, наконец, пускают в эту кучку нож таким образом, чтобы он воткнулся в нее. Как в этот день, так в среду и пятницу страстной недели, черемисы ничего не работают, так как иначе ветер сорвет крыши и повалит деревья...»

Характерной чертой марийской Масленицы было праздное времяпровождение с приемом гостей и хождением в гости. Важное место уделялось родственному общению. Во время праздника приезжали погостить к своим родителям недавно вышедшие замуж дочери со своими мужьями. Заезжали и другие родственники. Хозяева встречали их хлебом-солью и приготовленными по случаю праздника блинами, обильно смазанными сливочным маслом, домашним пивом.

Выполнение обрядов очистительного, предохранительного характера, магические действия, по мнению марийцев, помогали дружному всходу семян, их росту и созреванию. Весной и летом все надежды марийских крестьян были связаны с думой о будущем урожае, от которого зависело хозяйственное и семейное благополучие.

Использованная литература:

1. Риттих А.Ф. Материалы для этнографии России. Казанская губерния. Казань, 1870. С. 79.

2. Михайлов С.М. Масленица у горных черемис Казанской губернии // Труды по этнографии и истории русского, чувашского и марийского народов. Чебоксары, 1972. С. 201-209. Впервые опубликовано: КГБ. 1857, №№25, 28.

3. Календарные праздники и обряды марийцев Н Этнографическое наследие. Вып. 1: Сб. материалов. - Йошкар-Ола: МАРНИИ, 2003. - 286 с.

Старший научный сотрудник отдела по национальной культуре В.В. Афанасьева.

Платформа Обратной Связи (подать обращение)

Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!