Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН – выходной.
ВТ-ПТ с 830 до 1700.
СБ,ВС с 830 до 1500.

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Мечта цвета золота у ларца с чудесностями.

К 130-летию Григорьева А.В.

Люди приходят разные, люди приходят интересные. И каждый раз, когда сталкиваешься с неизведанным, острое чувство нереальности происходящего не покидает некоторое время, нужное для того, чтобы ошеломленный мозг уложил все по полочкам, а легкие вновь задышали. В практике гида случаются такие чудеса, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать! Но еще загадочнее и увлекательнее оказывается то, что действие схоже с твоей историей, что случайности не случайны…

Итак. Лето, жара, работа с туристами, музей Григорьева. Закончена экскурсия, и одна из посетительниц просит пройти с ней в зал фарфора. Там она подводит меня к витрине русских заводов, показывает на золотую чашечку завода Попова и говорит: «Милочка, а ведь эта кружечка – мое детство и мое знакомство с прекрасным, с искусством». «Как так?» - спрашиваю я. «А есть время послушать?» «Ну конечно, лишь бы вы не торопились», - отвечаю я. И вот она начинает рассказывать затейливую, увлекательную историю – воспоминания детства.

Давным-давно в маленьком городе был замечательный музей, словно оживший сказочный мир принцессы. Он располагался в великолепном замке, где были роскошно убранные покои и шикарные залы с переходами. Там на стенах висели картины в золоченных рамах, а на подоконниках стояли статуи и статуэтки из белейшего мрамора. На второй этаж вела грандиозная лестница со множеством ступенек и точеными балясинами. Поднявшись наверх, можно было встретиться с картинами, на которых были изображены дамы и кавалеры в умопомрачительных нарядах. Потолки казались уходящими в небеса, окна пропускали, казалось, благодать небесную. Внутреннее убранство было сплошь соткано из света и роскоши, тепла и нежности.

При входе стояла бабуленька-смотритель, древняя и старая как мир. Она предлагала пройти на первый этаж, либо подняться по лестнице на второй. И всегда этот выбор был очень захватывающим потому, что и там, и там всегда ждало что-то необыкновенное. Самое удивительное в выборе было то, что заранее принцесса знала все, что увидит, но необъяснимое чувство неизведанного окутывало каждый раз, когда она только вступала на порог грандиозного замка. Выбор решался непросто, с замираньем сердца и воодушевлением необыкновенным. Когда все же нога ступала на тропу неизведанного, то удивительное чувство прекрасного врывалось в душу и увеличивалось по нарастающей. Каждый шаг вновь и вновь открывал и известное, и неизвестное, ошеломительно прекрасное и умопомрачительно необыкновенное!

Можно было задержаться возле какого-то сокровища, либо быстренько пробежаться по ларцу с чудесностями. И то, и другое приносило кучу восхитительных эмоций, словно принцесса шла по тропинке зачарованного леса, и каждый взгляд, каждый шаг таил что-то неизвестное.

Помнится дама в голубом, залитый солнцем бережок маленькой речушки, золоченная рама грандиозных размеров с розовым пейзажем… На первом этаже засушенные тушки животных, а также останки древних животных.

Много всякого добра помещалось в замке, но самое чудесное изо всего – это была посуда! Она стояла в стеклянных витринах и блистала всеми цветами радуги! Чего здесь только не было! И чайнички для ароматного чая, и блюдечки для вкуснейших пирожных, и вазочки для умопомрачительной горы шоколадных конфет.

Но самое притягательное для принцессы было чудо нереальное, то, в чем было сосредоточено все представление маленькой девочки о прекрасном – чашечка из золота! Она была так невыразимо прекрасна, что сердце при виде ее не могло вынести всех чувств, переполняющих девочку, она начинала тихо плакать, потому что в силу своей скромности выразить чувства по-другому не умела. Слезы неостановимым потоком лились из ее глаз от созерцания, как ей казалось, неземной красоты. Не ощущая времени, не испытывая ничего, кроме этого момента, очень долго принцесса не могла остановиться, иногда даже отворачивалась, чтобы успокоиться. Но едва ее взгляд вновь падал на чашечку, то слезы неумолимым потоком снова застилали ее глаза…

Невероятные образы начинали проноситься перед ее внутренним взором. Она представляла себя в окружении сонма придворных, все блеск и красота, все волшебная сказка, все умопомрачительно неземное. А в центре она, и в руках у нее эта золотая чашечка. Она пьет из нее волшебный напиток, нектар, амброзию, как бессмертные боги из легенд древней страны, что-то нереально вкусное и ароматное. Эта чашечка наконец-то в ее в руках, девочка чувствует ее ребристую поверхность, ее пальцы ощущают завитки красного коралла. Играет небесной красоты музыка, двигаются гибкие пары в танце, в воздухе порхают разноцветные бабочки и стрекозы. Обморочный сон, призрачная красота, невыносимое чувство принадлежности к прекрасному!

Никогда девочка не могла уловить то мгновение, когда успокаивалась, тишина и ясность в глазах наступали всегда неожиданно. Тихая грусть и невероятная усталость   сваливались на нее в одночасье, и она еле-еле сдерживалась на ногах, чтобы не упасть после пережитого. Нужно было уходить, чтобы придя домой, сразу же заснуть. И снова к ней возвращалось сказка, она вновь оказывалась в том замке, на том пиру, на том балу.

«Вы знаете, - продолжила собеседница, - я живу сейчас близко к тому, что напридумывала себе в далеком детстве. И у меня есть подобная золотая чашечка, и я испытала всю гамму чувств, какую ощущала в детстве. Но до сих пор очарование волшебного замка живо во мне, и оно всегда просыпается, когда я вновь вижу эту чашку. Скажите, а что вы чувствуете, когда смотрите на всю эту красоту?»

Я ответила, что почти тоже самое чувствовала всю жизнь, и пылала страстью именно к этой чашке. Самое удивительное, что у меня сложилось все чудесным образом: я причастна к этой музейной коллекции некоторым образом, и к каждому сезону протираю пыль на полках и экспонатах. Так вот, в первый раз коснувшись этой чашки, я испытала восторг непередаваемый, радость невыразимую, я даже буквально села на пол, чтобы вынести всю бурю чувств, бушевавших во мне! У меня получилось держать ее в руках! Это одно из острых моих жизненных ощущений, и теперь уже теплых воспоминаний!

«Дайте, дайте ваши руки! - воскликнула та дама. - Позвольте я их подержу!». И буквально вцепилась в мои кисти…

«Вы даже не представляете, как я вам завидую, - произнесла она, - что вот эти руки, - она поднесла мои руки к своим глазам, - трогали мою заветную чашечку!!! Вы удачливее меня, я рада за вас. Знаете, мне приятно, что я встретила именно вас, что вы также влюблены в это произведение искусства. Спасибо за встречу!»

Она ушла, а я тогда осталась с оглушительным шумом в сердце, которое стучало и говорило, что так не может быть… Но это произошло, и это одно из лучших моих воспоминаний о лете, жаре, и неизведанном, которое повергает в шок!

Изящная чашечка не появилась бы в Козьмодемьянске, не будь Григорьева Александра Владимировича. Благодаря его неусыпному горению по формированию «Малой Третьяковки на Волге» многое доставалось через различные каналы. И этот предмет не исключение. Появившись в городе, он стал неизменным атрибутом постоянной экспозиции музея. И, как видится из предыдущего, прочно вошел в память уроженцев Козьмодемьянска.

Чашка изготовлена в XIX столетии, на фабрике московского купца Попова Алексея Гавриловича. Об этом свидетельствует клеймо синего цвета с монограммой из букв А и П. Объем чашки выполнен в виде ракушки, ручка в виде веточки морского коралла. Особое очарование предмету придает золотое крытье (покрытие) в сочетании с красным цветом ручки, отчего чашка приобретает вид драгоценности. Такое великолепие от завода, пользующегося популярностью в купеческой среде, определенно находило своего покупателя, и было востребовано на рынке посуды в XIX столетии. Сейчас же в музее это изделие позапрошлого века по-прежнему привлекает посетителей, и приносит всем эстетическое удовольствие.

Список использованной литературы:
1. Библиотека любителей старины. Выпуск первый. Фарфор и фаянс Российской империи. – М.: Изд.-во МГП «Цимелия», 1993. – 176 с. с.42-43.
2. Библиотека любителей старины. Выпуск первый. Фарфор и фаянс Российской империи. – М.: Изд.-во МГП «Цимелия», 1993. – 176 с. с.56.
3. Библиотека любителей старины. Выпуск второй. Фарфор и фаянс. Указатель марок – М.: Изд.-во МГП «Цимелия», 1993. – 176 с. с.42-43
4. Фарфор и фаянс Российской Империи. Изображения фабричных клейм. Составил А.В. Селиванов. 1903. Таб. XI.

Сотрудник музея Лукьянова Е.В.

1810-1860 1810-1860

Чашка. Фарфор завода Попова. 1810-1860-е г.г.