Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН – выходной.
ВТ-ВС с 830 до 1700.

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Прошлое России

Жардиньерка, или Подставка для цветов и … рук

В Музее купеческого быта, воссоздающего интерьеры богатого уездного купеческого дома конца XIX – начала XX вв., среди предметов мебели, функционально заполняющей пространство, есть и милые безделушки – подставки под цветы, которые вносят эстетику и радуют глаз. Цветочную подставку называют благозвучным словом – жардиньерка. Большая их часть из музейной коллекции датируется дореволюционным временем.

Вещи, служившие человеку почти столетие назад, требуют заботы и добродетельного участия мастера. Две старушки-жардиньерки в плачевном состоянии попали в руки музейного умельца – Александра Воронова. Потертости, утраты элементов конструкции, растрескивание деталей, разрушение древесины – вот неполный перечень заболеваний антикварных предметов. Александр взялся за их восстановление – вдохнул в них новую жизнь. В руках мастера жардиньерки ожили, заиграли своей былой красотой. Став музейными экспонатами, старинные подставки для цветов заняли свое место в парадных комнатах дома, гостиной и рабочем кабинете хозяина, и быстро вернули свое былое предназначение.

Жардиньерки из коллекции музея разнообразны: есть и столярные, и плетеные из ивового прута; высокие и пониже; окрашенные и сохранившие текстуру древесины.

Если кто-то не слышал про то, что подставки для цветов называются таким французским словом, вот небольшой рассказ.

Слово жардиньерка образовано от французского jardin (сад) и означает «корзинка, цветочный столик, этажерка или художественно оформленный ящик для комнатных цветов». Они как подставки под цветы предназначались для убранства интерьера, а именно для создания образа небольшого домашнего сада, оранжереи. Функционально эти цветочные столики не только украшали пространство, но и спасали цветы от холода на подоконниках или прямых солнечных лучей.

Этот особый вид мебели для цветов появился во Франции на рубеже XVII – XVIII веков. Это был очень распространенный предмет интерьера в XVIII и XIX веках и в России, особенно в дворянской среде. Например, в России в середине XIX века повсеместно распространилось увлечение экзотическими растениями, что также способствовало появлению домашних оранжерей. В поместьях в жардиньерках выращивали тропические фрукты для барского стола. Во второй половине XIX века российское купечество широко восприняло этот элемент убранства: на этот миниатюрный столик-подставку можно было устанавливать любые цветы – и в вазонах, и срезанные живые в вазах.

До революции жардиньерки были широко распространены. Они состояли из опоры, обычно высотой со стол, и ящика, круглой или квадратной формы, в который насыпалась земля или ставились горшки с цветами. Позднее их просто стали использовать как подставку, а не как цветочную вазу на фигурных высоких ножках.

Жардиньерки были самых разных форм, размеров и делались из различных материалов – дерева, прута, металла. В эпоху классицизма жардиньерки были похожи на античные треножники-курильницы. Мебель для цветов украшалась золоченой бронзой, фарфоровыми вставками и живописью. Больше всего за практичность и долговечность использовались плетёные и комбинированные модели. Плетеные жардиньерки изготовлялись из прутьев ивы, камыша, бамбука, соломы, рогоза. Самыми легкими, прочными и дешевыми были подставки из ивы, которая не боится влаги.

Сегодня жардиньерки опять входят в моду. В наши дни они востребованы, особенно у тех, кто любит комнатные растения и устраивает у себя дома зимние сады, небольшие оранжереи. Эти жардиньерки очень актуальны для ампельных форм цветов, они на них выгодно смотрятся.

Само же слово «жардиньерка» переместилось из активного словарного запаса в пассивный. Поэтому в жизни мы чаще используем сочетание слов: подставка для комнатных цветов, цветочная полка.

Интересно, что подобные полочки, предназначенные для цветов, были востребованы и фотографами в своих ателье (кабинет-портрет, Cabinet Portrait), особенно более ста лет назад, когда фотоаппараты не совмещали в себе функцию телефона, мессенджера и проч.

Во второй половине XIX века в погоне за неподвижностью людей чаще фотографировали сидя, руки обычно складывались на колени или опирались на подлокотники кресла. Эта так называемая фиксация была, прежде всего, связана с тем, что выдержка фотоаппарата при съемке портрета требовала нескольких минут. Затем в конце XIX века, когда чувствительность фотопластин сократилась до нескольких секунд, у фотографов появилась возможность делать снимки во весь рост. И чтобы зафиксировать руки у стоящего человека, кто-то из фотографов и придумал облокотиться на жардиньерку. Обычная, казалось, подставка решила две важные проблемы в то время: позволила портретируемому принять свободный расслабленный вид, а фотографу не потерять на снимке максимальную резкость. Так этот вид мебели стал цветочно-съемочным аксессуаром.

Когда Александр Воронов трудился над одной из жардиньерок, он принес показать фотографию из своего домашнего архива. На снимке конца 1940-х гг. была запечатлена его мама Екатерина Николаевна. Она родом была из с. Ахмылово, в послевоенные годы жила в Козьмодемьянске. Вот, скорее всего, в нашем городе и была сделана та фотография. И вот удивительное совпадение: на фотографии женщина опиралась на старинную жардиньерку, очень похожую на ту, какую восстанавливал спустя более полувека ее сын. Может, это та самая подставка? Так хотелось бы в это верить: ведь руки матери облокотились на нее, а руки сына с любовью сохранили ее для нас.

Сотрудник музея Татьяна Киреева

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://kmkmuzey.ru/2014-05-21-06-40-56/articles/5586#sigProId02aa06de72