Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

с 28 мар. по 29 июня МУЗЕИ НЕ РАБОТАЮТ.

ВТ-ВС с 830 до 1700.

ПН–выходной день.

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Посвящается моему отцу

Экспедиция длиною в жизнь

25 декабря 2019 года исполняется ровно 15 лет, как не стало моего отца Юрия Николаевича Красавина. Он не имел званий, регалий, просто был очень хорошим отцом, мужем, братом, другом, соседом. Строчки стихотворения Николая Тряпкина, поэта русской глубинки, очень точно характеризуют образ моего отца:

Зиму в доме корпел. А с весны шуровал в сараюшке.
И торчали вкруг дома и доски, и брус, и горбыль.
И стояли в корзинах сухие сосновые стружки.
И кружилась на солнце сухая сосновая пыль.
Или с первых скворцов, по весёлому зову апреля.
Забирал свои пилы, рубанки – и трогал в отход.
Деревеньки у нас в те поры на глазах молодели,
И любым мастерам был великий повсюду почет.

Он служил в армии простым шофером, после армии также продолжал крутить баранку. Звук его «Маруси» (так он называл свою машину Урал ЗИС 5) был слышен по всему селу Покровскому. Ну а дальше жизнь заставила осваивать плотницкую науку. За свои 70 лет для семьи построил два дома. В старину говорили так: «…Плотничать должны были все взрослые мужики! Чувствуешь ты дерево или нет, слушается тебя топор или не слушается - все равно ты будешь плотничать. Стыдно не быть плотником. Да и нужда заставит. Потому и были они все разные. И плохие, и средние, и хорошие. И несть числа между ними. Но каждый всю жизнь, конечно, и в молодости, стремился быть не хуже, а лучше, чем он есть. На том и стояло плотницкое мастерство». Я решила заглянуть в мастерскую отца, где до сих пор хранятся все плотницкие инструменты. Заглянула, да и застряла на целый день. Вот топор, который отец всегда держал отдельно, чтобы мы никто его не взяли, так как считал, чтобы срубить даже небольшую постройку без хороших инструментов - гиблое дело. Не просто хороших, а удобных для удержания в руке, соразмерных руке и телу конкретного человека и, конечно, правильно и остро заточенных. Топор - главное орудия плотницкого труда в прошлом. «Топор - сохе первый помощник», «Город строят не языком, а рублем да топором», - говорят пословицы. А еще: «Плотник топором думает». Топором выполняли подавляющее большинство всех строительных работ. Хорошему плотнику, конечно же, никогда не мешала богатырская сила. Но и без нее он все равно был хорошим плотником. Пословица «Сила есть - ума не надо» родилась в плотницком мире в насмешку над тупоумием и горячностью. Силу уважали тоже. Но не в одном ряду с талантом и мастерством, а саму по себе. Настоящие плотники экономили силу. Были неторопливы. Без однорядок-рукавиц не работали. Топор никогда не оставляли воткнутым в бревно или чурбак и не ставили к стене, а только клали под лавку. Вспомним детскую загадку: «Кланяется, кланяется, придет домой – растянется». Именно растянется под лавкой, причем топор разворачивали лезвием к стене, чтобы никто случайно не поранился, поднимая что-либо закатившееся под лавку. Вообще любые действия, связанные с угрозой здоровью при работе с топором и другим инструментом, предупреждали особо.

В мастерской хранится целый ряд инструментов под названием – черта. Черта - самый распространенный инструмент для прочерчивания на поверхности древесины параллельных прямых или кривых линий с целью последующей отески или распиловки бревен и строительных деталей. Для этого аккуратно, «по нитке» отесывали кромку одной доски. Прикладывали к этой кромке следующую доску и, плотно прижимая черту к выправленной кромке, процарапывали, прочерчивали металлическим острием глубокую параллельную царапину на прилегающей доске или примыкающей конструкции. По этой царапине-черте и отесывали примыкающую кромку. Отметка чертой требовала аккуратности, так как оставленный след - глубокая царапина: это не карандашная помета - не сотрешь. Чертой отмечали места соединения элементов и делали другие пометы, которые теперь плотники отмечают карандашом.

Снискала всенародную любовь и стала олицетворением силы, мужественности и трудолюбия бензопила «Дружба». Сколько себя помню, мой отец никогда не расставался с этой пилой, а по вечерам сам затачивал цепи. Бензопила «Дружба» была разработана в начале 1950-х годов. Пила имеет большую массу - 12 кг. На конструктивной основе пилы «Дружба» была разработана более мощная пила «Урал» (разъёмный картер, съёмный цилиндр, съёмный стартер, взаимозаменяемый пильный аппарат с аналогичным креплением, аналогичное крепление рукояток). Конструкция оказалась очень надежной. В народе бензопилу уважали за невысокую цену и простоту использования. Даже, находясь на заслуженном отдыхе, отец никогда не сидел без дела, брал свой плотницкий топор или бензопилу «Дружбу» и шел кому-нибудь помочь. Часто отец мне говорил: «Если не буду работать, я умру».

Так завершилась короткая экспедиция в мастерскую отца длиною в мою жизнь.

Е. Ю. Карпеева

Использованная литература:
В.И. Мелехов, Л.Г. Шаповалова Ретроспективный взгляд на плотницкий инструмент.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://kmkmuzey.ru/2014-05-21-06-40-56/articles/5338#sigProId3e65980d47