Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН-ВС с 830 до 1700.

в тур. сезон музеи работают по графику стоянки теплоходов

Главное меню

Музейные программы

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

Воспоминания Сизова Павла Агафоновича о Великой Отечественной войне

SizovPA

Павел Агафонович родился 1911 году в д.Ступино Чкаловского района Горьковской области. Призван Чкаловским РВК, майор. Умер 1998 году в г. Козьмодемьянске.

 

Я не могу отнести себя к действительным, прошедшим в течении 4-х лет все трудности борьбы с фашизмом — ветераном войны.

Незадолго до нападения на нашу страну фашиской Германии, окончив офицерскую школу по решению партийных органов, я был направлен в органы государственной безопасности на борьбу с внутренней контрреволюцией, на борьбу со шпионами, диверсантами, засылаемыми в нашу страну фашистской Германией.

На этой работе в основном я и остался до конца войны. Однако, в течении этих лет дважды побывал в немецком тылу в составе подразделения из офицерского состава органов, на ликвидации немецких шпионских школ на Украине и Белоруссии.

1943 год. Командованию стало известно, что в районе Сватово действует шпионская школа, сформированная из числа предателей, готовящихся для заброски в тыл Советской армии. Необходимо было эту школу ликвидировать и захватить ее архивы.

В августе этого года, на основании данных наших разведчиков, действующих в немецком тылу, я в составе большой группы оперативных работников органов, был сброшен с самолетов на парашюте примерно в 40 километрах от этого осиного гнезда, ночью, по ориентирам партизан. С большими предосторожностями и риском, всем составом группы в количестве 200 человек, нам удалось собраться только через два дня, и тут же отдельными группами двинулись в район нахождения немецкой школы. На наше счастье, в этом районе кроме полицейского состава из предателей, воинских немецких частей не было, но стычки с полицаями обошлись нам потерей примерно 25-30 человек.

С ходу ночью отцепив школу, ворвались на ее территорию с боем и значительными потерями. Состав предателей был перебит, часть архивов захвачена, остальные успели немцы сжечь, пока шел бой. Я до сих пор не могу оценить свою роль в этой операции. Помню что стрелял, помню бросил две гранаты в помещение, помню, что прыгнувший из окна немец или предатель сбил меня с ног, но мне удалось в него выстрелить. Убил его или ранил не знаю, размышлять было некогда. Сделав необходимое, командование на захваченных машинах в район партизанского аэродрома направило раненых и архив, мы же, уцелевшие успели вовремя добраться до аэродрома, спешная посадка в самолеты и высадка на родной земле под Москвой.

Вот и все мое участие в этой операции. К моему счастью ни каких ранений я не получил.

В этом же году примерно в такой же операции, но меньшим количеством оперативных работников пришлось принять участие по ликвидации шпионской школы около г. Верхнедвинсон, недалеко от границы с Латвийской ССР. Заброшены мы были так же с самолетов в район расположения партизан, я сейчас не помню какого соединения. Но подготовка к ликвидации заняла около месяца.

Дело в том, что немцам в партизанское соединение удалось внедрить своих разведчиков. В нашу задачу входило, прежде всего выявить их, мы действовали там в роли бывших, до поры до времени скрывавшихся якобы среди местного населения. Нужно было проявить максимум осторожности, находчивости, иногда и проявления «недовольства», что бы напасть на след засланных немцами и партизанами предателей. Одному из наших товарищей удалось через месяц войти в доверие к главарю, склонявшему его к предательству, вернее предатель «завербовал» его, а тот в свою очередь нас, как потом выяснилось, что в немецкой школе обучается всего 12 человек командного состава 3 человека- вместе с шофером, а «завербовавшие» являются выпускниками этой школы. Когда стал известен весь состав шпионов, об этом было доложено командиру партизан, после их арестовали, 15 человек арестованных работников вместе с партизанами приняли участие в ликвидации немецкой шпионской школы. Партизаны действовали продуманно, дело обошлось без потерь с нашей стороны, 8 человек обслуги и предателей было убито, остальных доставили в расположение части Занской базы. Здесь тоже немало досталось, задача не дать уйти из школы обитателям в одном из направлений. Но стрелять не пришлось.

Вот и все мое участие, непосредственно с оружием в руках, за период войны и то в тылу.

Остальное время, как я говорил выше я провел в борьбе по разоблачению шпионов и диверсантов на территории Марийской АССР. Какими методами и как проводилась работа, говорить не положено, но за успехи в работе я имел несколько поощрений, в том числе и поощрение МГБ Союза СССР.

Алексеева Ж.В.