Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ПН-ВС с 830 до 1700.

в тур. сезон музеи работают по графику стоянки теплоходов

Главное меню

Музейные программы

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

«Вот тогда мы ощутили все ужасы войны...»

 

KarimovaVS70yy

В преддверии 70-летней годовщины победы в Великой Отечественной войне хочется вновь вспомнить простых советских граждан с непростой судьбой, тех, кому на долю выпало пережить страшные годы середины 20 века. Подлинные письма, воспоминания хранятся в фондах Козьмодемьянского музея и являются неоценимыми документами в познании тех лет. Искренние чувства и переживания, тревоги и надежды до сих пор волнами исходят от строчек фронтовиков.

В данной статье представлены воспоминания о Великой Отечественной войне Каримовой Валентины Семеновны, воевавшей на севере в районе города Мурманска. Каримова (Дойникова) Валентина Семеновна, родилась в городе Козьмодемьянске в 1920 году, призвана Горномарийским РВК, служила матросом. Умерла в 2004 году, похоронена в Козьмодемьянске.

«22 июня 1941 года был солнечный день. На берегу Волги - Сенной было массовое гулянье. Звучала музыка, песни. Шедшие по Волге пароходы приветствовали гудками. И вдруг, в разгар гулянья, пред горсовета объявляет, что сегодня на нашу страну напала фашистская Германия. Все гуляющие некоторое время были в каком-то мертвом оцепенении, потом вдруг разразились крики, слезы и ринулись все по домам. На следующий день, мы, девушки, пошли в РВК. Там было множество мужчин-добровольцев. Нас не пустили. И так ходили несколько раз. Нам был дан отказ, сказали, что нужны здесь. Вскоре узнала от работников РВК, что открываются курсы пом. машиниста, машинистов на станции Дубовая. Поступила, окончила их. Одновременно обучалась в кружке по оказанию медицинской помощи.

Назначили меня помощником машиниста Дубовской железнодорожной ветки. Мужчины были взяты на фронт, работали в основном престарелые. Было очень тяжело водить тяжеловесные составы с лесом. Состав состоял из 15-18 вагонов. А самое трудное было заполнить топку сырыми метровыми плашками. Опыта не было, нужна была сила и сноровка. А накидать их было нужно в топку умеючи, чтобы они ложились на колосники вдоль одна на одну, иначе не поднимешь пара и не сдвинешь состав с места.

Прежде чем выйти в рейс, необходимо осмотреть весь состав, смазать буксы у вагонов, лежать на спине под паровозом и набивать сальники голыми руками, а внутрь по рукам и телу течет жгучая ледяная жидкость мазута.

Морозы достигали до 40-45 градусов. Поездки были длительные, по 12-15 часов. Пока проведешь маневры, расставишь вагоны, а уже потом отправляешься в рейс. И так ежедневно до 15 июня 1942 года, пока не получила повестку для отправки на фронт. Посадили нас на пароход, доплыли до Ярославля, а там в телячьи вагоны и повезли нас на Север. Доехав до Кандалакши, на наш состав был усиленный вражеский налет, бомбили и обстреливали на бреющем полете из пулемётов, вот тогда мы ощутили все ужасы войны и получили первое боевое крещение.

Прибыли в город Мурманск, он был в руинах и огне. Дальше до Росты шли пешком, были бесконечные налеты. Бомбили все участки дороги, скрываться было негде, кругом одни скалы.

По прибытию в Росту зачислили меня на военно-морскую службу в учебный батальон Мурманского флотского экипажа для прохождения строевой, теоретической и спецподготовки. Получила флотское обмундирование. На коленях перед боевым знаменем приняла воинскую присягу.

Заниматься приходилось очень много. Изучила боевое оружие: станковый пулемёт, автомат, проходила химическую защиту в газовых камерах, тренировки под водой, устав гарнизонной службы и спецподготовку - курсы шофёров. Окончила на хорошо, досрочно. Получила права водителя санитарной машины в городе Мурманске.

В октябре направили меня в военно-морской госпиталь №72 города Ваенга — ныне Североморск. Там и началась моя шофёрская военная жизнь.

Поездки были трудные и опасные, особенно с наступлением глубокой осени и полярной ночи. Условия Севера суровые, очень частые ураганные ветра с огромной силой. Часто приходилось передвигаться в шквальные ветра по канату. Иначе унесет.

Противник на Севере прилагал большие усилия, чтобы захватить Кольский полуостров и незамерзающий порт Мурманск. Пирс, где стояли военные и рыболовецкие суда, атаковали крупные авиационные силы по 50-60 бомбардировщиков под прикрытием несколько десятков истребителей, а иной раз увеличивали до нескольких сот, казалось все небо было черным -черно. Также сильно обстреливалась Ваенга, где находился госпиталь и летные аэродромы.

19 декабря 1942 года совершала очередной рейс в город Мурманск, где должно подойти судно с Рыбачьего с ранеными бойцами. Вдруг со стороны солнца появилось множество фашистских самолётов, летевшими тремя группами враз. Они все приближались, обычно такое множество самолётов направлялись к Рыбачьему, но самолётов 30 отделились и направились к Мурманску, начали бомбить пирс и город. Бомбы ложились у самого пирса, подымали тонные глыбы воды. На катер обрушился шквал белой пенистой волны и на секунды его было не видать. Когда мы прибежали на катер и спустились в нижнюю часть трюма, оказалось, что в носовой части пробоина и туда стала обильно поступать вода. Там находились лежачие тяжело раненные бойцы. Я и две девушки - медицинские сестры: Маша Алейникова и Рая Мосина, в первую очередь на носилках вынесли тех, которые не могли передвигаться, а потом остальных вывели. Маша и Рая остались с ними в разрушенном доме.

В этот раз мне пришлось сделать 5 рейсов по нелёгкой дороге. Руки не чувствовали баранки, глаза слипались от усталости и напряжения. Были моменты, когда на секунды теряешь самообладание. В такой обстановке, под бесконечными бомбёжками, приходилось совершать день и ночь рейсы.

Были и такие случаи, когда один стервятник преследует тебя несколько километров. Тут нужна большая выдержка психики, а чуть струсила и наверняка окажешься в заливе, так как дорога проходили в нескольких метрах от залива, и все время под склон к Мурманску. Особенно опасно и страшно, когда обледенелые дороги.

Приходилось дежурить в госпитале, выпускала стенгазету, несла службу у складов с медикаментами.

В феврале 1943 года направили меня на Кольский полуостров, в город Полярный, на береговую базу бригады подводных лодок. Доставляла боеприпасы на батареи, продукты питания, обмундирования. Несла вахту на пирсе, где стояли подводные лодки. Несла дежурство на К.П. На камбузе помогала кокам чистить картофель, драила полы, котлы для приготовления пищи, несла дежурство в санчасти.

Однажды вызвал к себе на КП командир бригады Иван Александрович Копышкин, у него присутствовал командующий Северным флотом адмирал Арсений Григорьевич Головко. Мне дали задание выполнить чертёж — аппарата для атаки по вражеским транспортам, чтобы они били сразу по нескольким целям, а также на мины и торпеды.

За отличное выполнение получила вознаграждение: была взята на боевой флагманский миноносец в Баренцево море. Стояла в рубке с биноклем в руках и наблюдала за горизонтом, не появится ли перископ вражеской подводной лодки или транспорт. Не могу выразить тех мучительных чувств и вроде все тело сжимается в тиски, когда краснофлотцы высаживаются в шлюпки на воду для обезвреживания плавающей рогатой мины.

В свободное от дежурств время выступали с концертами на базе, по радио. Я хорошо играла на гитаре и пела.

29 июля 1943 года Северный флот отмечал 10 — летний юбилей и День Военно — Морского флота. Мне была вручена медаль за «За боевые заслуги» и благодарность от командования. 30 апреля 1945 года была награждена медалью «За оборону Советского Заполярья».

И так выполняла свой долг перед Родиной до дня Победы. Демобилизовалась 27 июня 1945 года.»

 

Сотрудник художественного отдела Лукьянова Е.В.