Муниципальное учреждение
«Козьмодемьянский культурно-исторический музейный комплекс»

Режим работы

ВТ-ВС с 830 до 1700.
ПН–выходной день.

Обратная связь

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Яндекс.Метрика

100-летию музея

Павел Радимов

Говорят, пути Господни неисповедимы. Не знаешь, куда судьба тебя поведёт. И так случилось, что волею судьбы в нашем уездном городке в начале лета 1918 года появился казанский художник Павел Радимов. Он привёз в Козьмодемьянск Волжско-Камскую передвижную выставку, скомплектованную из работ художников-казанцев. Вместе с художником Г.А. Медведевым, преподавателем Казанской художественной школы, Радимов выступил инициатором акции: показать простым, неискушенным жителям огромного Волжско-Камского края картины, тем самым приобщая их к искусству. Павел Радимов, кроме того, что с 1917 года заведовал Музейным бюро Казанского подотдела Наркомпроса, также был членом Товарищества передвижных художественных выставок. Вот с передвижкой Радимов и оказался в наших краях. Ввиду того, что на Волге началась гражданская война и Казань оказалась захвачена белочехами, ехать дальше с выставкой было небезопасно. Радимов остался в Козьмодемьянске и в уездном селе Еласы, где не без участия художника и его коллеги А.В. Григорьева была организована воскресная студия рисунка. Марийцы, чей добрый, отзывчивый нрав оценил художник, помогали ему материально, а тот в свою очередь учил их рисовать. В гости к П.А. Радимову приезжал и Г.А. Медведев, его коллега и родственник (Радимов был женат на его дочери Марии). Казанские художники ездили по деревням, рисовали природу и людей марийского края. Лишь в 1919 году, после освобождения Казани, Радимов получил возможность вернуться домой, где ещё проявятся его организаторский способности.

Кто же он, Павел Радимов, чья фигура оказалось столь значима, наряду с личностью А.В. Григорьева, в истории формирования художественной коллекции музея?

«Радимов Павел я, художник и поэт, Советский гражданин и человек нестрогий», – говорит он о себе в одном из своих стихотворений. Павел Александрович родился 11 сентября 1887 года в селе Ходяйново Зарайского уезда Рязанской губернии. Прадед его, дед и отец были сельскими дьячками и священниками. М. Глинкин, автор прижизненной монографии о художнике, пишет, что «в юношеский период большое влияние на будущего художника имел дед – дьячок ходяйновской церкви Никанор. Много лет подряд жил юноша у деда, ходил с ним по грибы и писал этюды его бедной избы, двора, старых яблонь, с него самого. Много жизненных советов давал Никанор внуку».

Духовную карьеру прочили и Павлу. Он с 9-ти лет получал образование в Зарайском духовном училище и Рязанской духовной семинарии, но по этой стезе будущий художник и поэт не пошёл. Радимов рано определил свой путь: уже в годы учёбы в семинарии его влекла живопись. Мечтой его было поступление в Академию художеств. Но альма-матер для Павла Радимова стал Казанский университет, историко-филологический факультет которого он и закончил (1906 – 1911). Одновременно с учёбой в университете брал уроки у крупного и интересного мастера, преподавателя натурного класса Казанской художественной школы Н.И. Фешина. С этих пор Казань становится «второй родиной для художника».

Творческое кредо в живописи Радимова - реализм, который доносили до своего зрителя художники-передвижники, к коим и относился живописец.

С 1911 года П. Радимов был принят экспонентом в Товарищество передвижников, а в 1914 году, по рекомендации В.Поленова и И.Репина, становится его членом. Как позднее окажется, Радимова назовут «последним передвижником», так как он был последним председателем Товарищества передвижников. После революции появятся циклы пейзажных работ Радимова, посвященные Башкирии, Чувашии, марийской земле, Средней Азии, средней полосе России и Подмосковью.

Живя в Казани, Радимов прекрасно совмещал творческую и преподавательскую работу: преподавал литературу и историю искусств в Казанской художественной школе (1911 – 1922), которую закончил и А.В. Григорьев.

Кроме живописи, талант Радимова проявился и на литературном поприще: в предреволюционные годы П.А. Радимов заявляет о себе и как поэт. Увлечение поэзией поставило его в число крестьянских поэтов, его стихи читают вместе со стихами Есенина и Клюева. Это были стихи на крестьянскую тему, но написанные торжественным, сложным гекзаметром.

Павел Радимов на стороне победившей власти включился в культурно-агитационную работу сначала в Казани (после 1917 года заведовал Музейным бюро Казанского подотдела Наркомпроса), потом в Москве. В 1922 году, уже живя и работая в столице, Радимов организует последнюю 47-ю выставку Товарищества передвижников, которое он с этого года и возглавлял.

Москва позволила шире открыть творческие и организаторские способности художника и поэта Павла Радимова. В 1922 году в Москве, как когда-то в 1918-ом в Козьмодемьянске, вновь пересеклись творческие и организаторские дороги Григорьева и Радимова. В этом году художники-реалисты А.В. Григорьев, П.А. Радимов и Е.А. Кацман стали организаторами АХРРа – Ассоциации художников революционной России. П.А. Радимов становится ее первым председателем в 1922 и 1927—1932 годах. А с 1923 по 1927 годы этой организацией руководит А.В. Григорьев.

АХХР – ведущая творческая организация страны в 20-е годы XX века, поддерживаемая государством. Это крупное объединение художников, стоящих на реалистических позициях в живописи. АХРР, продолжая передвижнические традиции, показывала свои работы широкому зрителю во многих городах. Посетителей на таких выставках было много: простому народу было понятно прямое, без изысков, искусство, воспроизводящее действительность. Альтернативным и противостоящим АХХРу искусством в 20-е годы было авангардистское искусство.

Кроме общественной работы, в Москве Радимов вновь обращается к преподавательской деятельности: в конце 1920-х годов преподаёт в Училище памяти 1905 года (сейчас МАХУ – Московское академическое художественное училище).

Радимов умел дружить и дорожить дружбой. Хорошие отношения были у художника и с творческой интеллигенцией, и с простыми людьми, и с людьми, находящимися в высших эшелонах власти: Луначарским, Ворошиловым и Буденным. Как художник П. Радимов присутствовал на партийных съездах, делая наброски к портретам вождей. В 1926 году с делегацией художников, среди которых был и его друг по Козьмодемьянску А.В. Григорьев, он едет в Финляндию к Репину. Художники рассказали старому мастеру о зарождении нового искусства в стране, о судьбе друзей Репина, оставшихся на Родине, о жизни вообще. В Пенатах П.А. Радимов написал небольшой портрет И.Е. Репина, который хранится в Третьяковской галерее, и стихотворение «Море», посвященное великому художнику.

В последующие годы Павел Александрович работал преимущественно в области живописи, предпочитая, прежде всего, пейзажную тему. Много путешествовал по Советскому Союзу, писал об увиденных краях стихи и картины.

С 1930-х годов поселился в Хотьково, близ Сергиева Посада (Загорска), где много рисовал, писал, сочинял. А позже переехал в Ново-Абрамцево, поселок советских художников, основанный И.Э. Грабарём неподалеку от усадьбы Абрамцево. В 1957 году художник открыл в Абрамцеве народную выставку «для свободного и бесплатного посещения всех, кто любит искусство». А ведь и в молодые годы после революции Павел Радимов организовывал много разных бесплатных выставок для народа, выходцем из которого и был художник.

Скончался Павел Александрович в своём доме в Хотьково 12 февраля 1967 года. Похоронен был на Введенском кладбище в Москве.

Код таланта передается в семье Радимовых из поколения в поколение. По стопам отца пошли дочери, рождённые в браке с Марией Григорьевной Медведевой (дочерью художника и коллеги Г.А. Медведева), – Татьяна и Мария Радимовы.

Татьяна Павловна (1916-2000) – живописец, Заслуженный работник культуры России, член МОСХа. Училась в МГХИ им. В.И. Сурикова до 1941 года. Татьяна от отца унаследовала талант пейзажиста и поэта. Основная тема ее творчества - пейзажи русской провинции, абрамцевские этюды. Татьяна - автор книги о своем отце.

Мария Павловна Радимова (1915 - ?) тоже была художницей-пейзажистом.

Художником стал и сын Сергей (1940-2006) – сын Павла Александровича от второго брака (1939 – 1967) с Матрёной Филипповной. (Первая жена Мария Медведева умерла в 1938 году от тифа).

Внучка и внук П.А. Радимова тоже связали свою жизнь с творчеством: Катерина Радимова – художник-дизайнер, занимается дизайном интерьеров, а внук Сергей – художник-график. Своему сыну, правнуку художника, Катерина дала имя своего прапрадеда – Никанор.

Павел Радимов совместно с Григорьевым, Медведевым, Тимофеевым, Атлашкиной явился зачинателем профессионального изобразительного искусства в марийском крае. Пейзажист Радимов в своих работах следует заветам реализма, идёт путём, проложенным Саврасовым, Васильевым, Поленовым, Левитаном. В первые годы своего творчества пишет преимущественно старую деревню, в том числе и марийскую, в более поздний период любимой его темой было Абрамцево, и посвящает своё творчество памятным местам Чехова, Достоевского, Аксакова.

В коллекции Козьмодемьянского художественно-исторического музея имени А.В. Григорьева есть 24 живописные работы художника: картины и этюды. Большая часть этих работ написана художником ещё до революции, часть написана в период жизни 1918 – 1919гг., когда художник привез Волжско-Камскую выставку в Козьмодемьянск. Старая, ещё не успевшая стать советской, марийская деревня, природа и, конечно, люди были интересны художнику. Это вылилось в серию работ, посвященных марийской земле: «В марийской деревне» (Вечерняя идиллия из быта черемис)), этюды «Марийский двор» (1918), «Деревня», «Дворик» (1918г.), «Марийский дворик» (1918г.), «Базарные весы» (1918). Марийские женщины, загруженные работой с раннего утра до позднего вечера, находили время позировать казанскому художнику. Он писал мариек в их национальных костюмах: белых рубахах, украшенных обережной вышивкой, спереди подвязанных фартуками-запонами, в кафтанах-шовырах, на шее – обязательный атрибут православных мариек – крест на чаломкинской цепочке. «Девушка-марийка» (1918), «Портрет сидящей марийки» – картины этнографического характера.

Одним из лучших пейзажей, по мнению М. Глинкина, является «Зимний дворик» (1912), экспонировавшийся на 40-й передвижной выставке. «Художник как бы случайно увидел с крыши соседнего дома чужой двор. Ничто не привлекло его особого внимания – он поражен лишь тем, как красиво легли шапки пушистого снега на крыши сараев, на поленницу мелко наколотых дров, на бочку, забытую под водостоком. Его радуют свежие, горящие на празднично-белом снегу яркие пятна зеленоватого сена в санях и серо-голубых стен дощатых сараев. Все это дано на фоне нежно мерцающих перламутровых березок», – так зачарованный пейзажем делится своим восприятием увиденного М. Глинкин.

Картина написана свежо, густо, фактурно. В подобной манере написана Павлом Радимовым и картина «Семья художника Медведева» (1913). Импрессионизм увлекал художников начала XX века. Поэтому и художники-реалисты зачастую экспериментировали: густо, пастозно выкладывая мазки на полотне.

На картине Павла Радимова «Ёлка» (1920) две его дочки, четырехлетняя Таня и Маша пяти лет, у праздничной лесной красавицы держат в руках мечту каждой девочки – куклу. Это милая, добрая радимовская «Ёлка» – ностальгия по детству, по Чуду! Помните, как говорил капитан Грей: «Чудеса надо делать своими руками! Если душа человека жаждет чуда, сделай ему это чудо. Новая душа будет у него, и новая – у тебя!»

Особое трогательное место в коллекции занимает картина «Балкон» («Утро на террасе») (1915) – негромкий задушевный рассказ о прелестях обычной жизни. Как здорово уединиться на балконе-террасе и насладиться чтением любимой книги.

Интересны небольшие этюды «Погост» (1912), «Деревня», «Лунная ночь» (1912), где художник кладет матовые приглушенные по цвету мазки краски на холст, не закрывая его полностью. Такой художественный прием в живописи называется «нон-финито» (незавершение). Незаписанный до конца холст дополняет своей зернистой фактурой и охристой гаммой изображение, делая его неброским, негромким, лиричным и задушевным.

Каждая работа Павла Радимова из коллекции музея нам дорога, ведь к ней прикоснулась рука значимого и любимого нами художника, умеющего без пафоса, скромно рассказать о самых простых радостях человеческого бытия: будь то ожидание чуда двух девчушек у рождественской ёлки, начало июльского утра где-то в Башкирии или семейная пара марийцев в своём дворике.

Имя Павла Радимова для музея знаменательно не только как талантливого художника, но и как человека, с которым связаны истоки формирования музейной художественной коллекции.

Если бы спустя сто лет художники Радимов и Григорьев встретились, как когда-то не раз пересекала их жизнь в Казани, Козьмодемьянске и Москве, они вновь рады были бы пожать друг другу руки, вспомнить годы послереволюционного лихолетья, когда будучи молодыми и активными начинали музейное дело в Казанском крае. Много волжской воды утекло, а дело, начатое ими и многими другими подвижниками музея, живет, радует и удивляет: каким чудом в Козьмодемьянске появилась «Малая Третьяковка»?! У этого чуда, оказывается, есть свои имена и фамилии.

Сотрудник музея Татьяна Киреева

Фотографии из личного архива предоставлены Катериной Радимовой, внучкой П.А. Радимова.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://kmkmuzey.ru/100lethim/5053#sigProId32336d31f7

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://kmkmuzey.ru/100lethim/5053#sigProIdc5ff5c5484